Размышления о Шоа: Чью сторону выберем мы? | Борис Грисенко

Опубликовано в Антисемитизм

 Чью сторону выберем м

Недавно я прочёл статью «Из мира мертвых в мир живых. Расследование Филиппа Сэндса». Её подзаголовок был следующий: «Как два выпускника Львовского юрфака изменили ход послевоенной истории. “Восточно-западная улица” – впервые по-русски. Холокост, Нюрнбергский процесс, истории евреев из Галиции и немецких военных преступников – в книге Филиппа Сэндса». Эта статья посвящена выходу на русский язык книги Филиппа Сэндса “Восточно-западная улица”. Мне хотелось бы привести некоторые цитаты из этой книги. Автор пишет:

«10 лет назад, в 2010 году, меня пригласили во Львовский университет: не хочу ли я прочитать лекцию о международных судах, в которых я работал, и рассказать про случаи, связанные с преступлениями против человечности и с геноцидом. Я сказал: да, с удовольствием. Честно говоря, я даже не знал, где находится Львiв. Но я очень быстро обнаружил, что Львiв – это Львов, то же самое, что Лемберг на немецком, Леополис по-латыни. Когда я осознал тождество Львова и Лемберга, то захотел поехать, потому что мой дедушка происходит из Львова»

Три человека, изменивших ход истории

Дальше Филипп Сэндс он немного описывает историю своего дедушки:

Герш Лаутерпахт.jpeg«В ходе подготовки я сделал два неожиданных открытия. Первое, что я обнаружил. Два человека, которые ввели в международное право понятия "геноцид" и "преступления против человечности" в связи с Нюрнбергским трибуналом в 1945 году, происходят из Львова. Герш Лаутерпахт ввел формулировку “преступления против человечности”, а Рафаэль Лемкин ввел в международное право понятие "геноцида", то есть преступления против целых этнических групп. Оказалось, что оба они, и Лаутерпахт, и Лемкин, были студентами юридического факультета Львовского университета... во Львове все были возбуждены этим. Я решил, что напишу книгу про этих трех людей: про своего дедушку Леона, Герша Лаутерпахта и Рафаэля Лемкина. Я начал готовиться к написанию книги, но тут в историю “вмешался” четвертый человек. Это Ганс Франк. Он был адвокатом Адольфа Гитлера с 1928-го по 1933 год. В 1933 году он стал министром юстиции Германии, а в 1939-м был назначен генерал-губернатором оккупированной немцами Польши... В августе 1942 года Франк приехал во Львов, в тот самый Львовский университет, в ту же аудиторию, где я потом читал лекцию.»

Обратите внимание на эти совпадения, связанные со Львовским университетом, где учились два еврея, которые ввели в мировую юриспруденцию два судьбоносных термина, «геноцид» и «преступления против человечности», изменивших подход всего человечества во второй половине 20 века. Прочитаем дальше:

Рафаэль Лемкин.jpeg«Среди людей, которые в августе 1942 года были убиты в результате этого, была семья моего деда, вся семья Лаутерпахта и семья Лемкина. Таким образом, я решил, что Ганс Франк должен участвовать в этом рассказе.

Жизнь иногда подбрасывает разные сюрпризы и чудеса, и следующий шаг оказался не менее удивительным. Франка поймала американская армия в мае 1945 года, он был арестован, его обвинили в преступлениях против человечности и геноциде, судили на Нюрнбергском процессе. Советский Союз, Америка, Британия и Франция совместно выдвинули обвинение. Удивительным образом факты иногда бывают еще более невероятными, чем любая выдумка. Британские обвинители наняли Лаутерпахта, а американцы наняли Лемкина – чтобы судить Ганса Франка. Это удивительное дело, когда Лемкин и Лаутерпахт выступают на стороне обвинения против Франка, но они не знают, пока не знают, что Франк был человеком, из-за которого погибли все их родственники. Процесс против Франка велся вначале советскими обвинителями...»

Филипп Сэндс говорит, что история семьи, история народов, история человечества переплетены таким образом, что это невозможно понять без понимания смысла сути еврейской истории, без понимания причин, почему евреи стали мишенью для разных людей.

Ян Карскии.jpegДальше он говорит: «В этой книге речь идет об универсальных вопросах идентичности, умолчания, преступлений против человечности и геноциде, появлении этих понятий, эволюции этих понятий. Но в самой сердцевине её главный вопрос: кто мы прежде всего? Мы индивиды или часть группы?» Это главный вопрос!

Филипп Сэндс пишет: «Это поразительный рассказ о том, как два юриста родом из Львова изменили ход послевоенной истории. Есть ещё и третий юрист, выпускник Львовского университета, это легендарный Ян Карский, впервые рассказавший о Холокосте миру.»

Когда появляется Ян Карский, вступает в действие третья категория людей, кроме жертв и палачей, кроме родственников жертв, кроме тех, кто судил палачей, кроме юристов и историков. Ян Карский - польский христианин, который принес в жертву свою жизнь, чтобы мир узнал об ужасах Шоа (Холокоста). И западные страны, которые уже воевали с Гитлером, могли предпринять все, что только можно, чтобы остановить этот ужас. Мы знаем, что невероятным образом Бог организовал его встречу с главами правительств Великобритании и Америки. Но, по сути, это ни к чему не привело. Те страны, которые декларировали возмущение и озабоченность по поводу уничтожения европейского еврейства, на самом деле не хотели всерьез заниматься решением этой проблемы. Мы многое слышали о том, как союзники Советского союза почему-то не бомбили железнодорожные подъездные пути к Освенциму, Треблинке и другим лагерям уничтожения. Почему-то не говорят об участии Советского союза, ведь советская авиация тоже в этом не участвовала. У этих стран были более важные задачи.

Покрывало молчания и праведники мира

Далее мы читаем:

«Люди замечательны в том числе потому, что нет ни одного человека на планете, у которого нет своих секретов. Одна из тем, которая очень меня заинтересовала, – это то, как секреты передаются из поколения в поколение. Я начинаю книгу эпиграфом венгерского психоаналитика, это, пожалуй, самые важные слова в книге: "Не мертвые преследуют нас, но прорехи, оставленные в душе чужими секретами... Я обнаружил, что “на другой стороне” тоже существует это молчание.

Как юрист, я хотел узнать больше о Гансе Франке. Я нашел его сына Никласа, он замечательный журналист, ему сейчас 80 лет, мы с ним подружились. Как забавно стать другом сына Франка! Он рассказывал, что в его семье тоже был заговор молчания. Его отца обвинили в убийстве четырех миллионов человек. Я не могу представить себе, что значит иметь такого отца. Естественно, это было молчание. Хорст Вехтер, сын Отто Вехтера, героя моей следующей книги, там история была точно такая же, они тоже жили в постоянном молчании. Мне потребовалось детективное расследование, чтобы понять, что произошло.»

Когда я это читал, я сразу вспомнил книгу нашего друга Джобста Битнера, пастора церкви в Тюбингене, под названием «Срывая покрывало молчания». Это потрясающая история немецких христиан, которые поняли, что масса людей в современной Германии живет закрытыми от правды о прошлом завесой молчания.

Филипп Сэндс пишет:

«Имея на руках только клочки бумаги, отдельные крупицы информации, мне удалось реконструировать весь нарратив семейной истории. И в этом, собственно, состоит книга. Это очень болезненный процесс реконструкции. Но там были и счастливые моменты, очень радостные. Например, я узнал, кто спас жизнь моей матери.

Еще до того, как я поехал в 2010 году в Украину, я спросил у своей мамы, как мне найти дом нашего дедушки во Львове, какие у тебя есть документы. Она пошла в спальню, вернулась с большими двумя сумками, набитыми бумагами, которых я никогда в жизни не видел. Мне было 50 лет, когда я впервые увидел эти бумаги. Она вывалила бумаги на пол, там были нацистские паспорта, польские паспорта, удивительные документы и маленький клочок бумаги, крошечный. Там было написано только имя и адрес. Я спрашиваю у мамы: "Кто это, что это за женщина?" Мама говорит: "Я не знаю". Но я ей не поверил, я понял, что она не хочет говорить.

Я начал детективное расследование, которое продолжалось четыре года, и обнаружил историю невероятной женщины. Она христианский миссионер, евангелист, которая жила в Париже и встретила там моего деда Леона, он был очень бедный, на благотворительной кухне. Он рассказал ей о своей жене, которая осталась в Вене с годовалым ребенком, и она помогла вывезти этого ребенка. Она поехала в Вену и привезла мою годовалую маму в Париж. Был еще второй ребенок, двоюродная сестра моей мамы, в последний момент её мама ее не отпустила с мисс Тилни в Париж, и это стоило ей жизни. Я решил выяснить, кто она была, мисс Тилни. Как выяснилось, она спасла много жизней. Делала она это из-за особого толкования послания апостола Павла к римлянам. То есть я фактически существую в этом мире из-за одного стиха в послании Павла к римлянам. Самое удивительное в жизни мисс Тилни, что она никому не рассказала о том, что делала. Я обнаружил то, что она совершила, и рассказал это через 80 лет ее семье. Она совершила невероятные поступки и никому ни одним словом не обмолвилась. Я горжусь тем, что у меня была возможность это рассказать.»

Благодаря этой книге об этой истории узнало государство Израиль, и сейчас Элси Тилни является праведницей мира.

На чьей мы будем стороне?

Я привожу эти длинные цитаты для того, чтобы мы поняли, что мы живём в то время, когда у нас ещё есть время определиться с тем, какую позицию мы займем, если случится нечто более серьезное и бросающее более жесткий вызов всем нам, особенно верующим в Бога Израиля, чем эта пандемия коронавируса. В карантине у нас есть больше времени, покоя и духовного пространства, чтобы разобраться с самим собой по слову Божьему, чтобы разобраться с нашим отношением к главным Божьим ценностям в нашей жизни.

На что мы готовы в отношении Бога и в отношении Его народа, Израиля, и верующих из всех народов? Нам нужно со многим определиться.

Когда будут более серьезные времена? Неизвестно, доживем ли мы до более серьезных испытаний, или же они будут после того, как мы закончим наш земной путь. Но, в любом случае, нам придётся определиться с нашей связью с еврейским народом. Кто бы мы ни были, где бы мы ни жили, даже если рядом нет ни одного еврея. Нам придётся определиться с нашим отношением к его судьбе, с тем, что бы мы делали, окажись мы в тех страшных обстоятельствах, и понять, с кем бы мы оказались.

Я надеюсь, что никто из реальных верующих никогда и ни при каких обстоятельствах не отождествил бы себя с палачами. Но остаются ещё разные категории. Были бы мы с нашим Господом в защите евреев, в помощи им, или мы бы предоставили Самому Богу спасать их? Это позиция молчаливого большинства, которое, может, даже сочувствовало евреям, но ничего не сделало для помощи.

Или всё-таки мы окажемся с такими, как эта христианская миссионерка и евангелистка, как Ян Карский? Самая простая помощь может оказаться героизмом, когда придётся выбирать.

Я не хочу загрузить вас и придавить чувством вины. Просто давайте помолимся вместе, чтобы Господь показал нам истинное наше отношение к Божьему выбору, к вечному выбору Израиля.

  • Хотим ли мы следовать Божьему порядку благовестия, направляя его, во-первых, к евреям, затем к каждому? (Римлянам 1:16).
  • Готовы ли мы признать за еврейским народом вечное первородство в духовных вещах, как написано в Римлянам 9?
  • Готовы ли мы, верующие из разных народов, осознать, что мы привиты к еврейской духовной маслине, а не просто вошли в великую космополитическую церковь из всех народов?
  • Хотим ли мы исполнить то, что о нас написано в Торе, и что цитируется в Римлянам 15, где говориться о том, что верующие из всех других народов спасены не из-за каких-то особенных обетований, которые якобы им были даны (как продолжают учить во многих церквах), а только по милости Божией и из-за обетований, которые исполнял, исполняет и исполнит до конца Сам Спаситель Иешуа Мессия (Иисус Христос), данных именно еврейскому народу?

Иешуа - служитель для еврейского народа на все времена до скончания мира, Который не отменил ни одного обетования Израилю, а наоборот, сделал их еще более сильными. Готовы ли мы, как дальше сказано в Римлянам 15, связать нашу радость, наше торжество, наше веселье и наше прославление с еврейским народом?

Лучшей и правильной позицией о Шоа (Холокосте) будет духовно воинственная позиция всех верующих нового завета против этого гнусного духа антисемитизма, против различных мифов о еврейском народе, позиция за Божье слово и за вечный Божий выбор, за Его обетования, за Божью Церковь из всех народов, которая никогда не войдет в свою полноту без восстановленного Израиля, и никогда не исполнит своего предназначения без участия в его судьбе Божьей любви.

Молитва

Всемогущий Царь, Мэлэх Израэль, Мэлэх Элохим, Мэлэх hаОлам! Ты - единый Бог вселенной из всех народов. Мы сдаёмся Твоему вечному и суверенному выбору. Все, кто противостоял, были или будут поражены Тобою, и мы не хотим быть в поражении, под Твоим проклятьем! Мы хотим быть в Твоём боевом лагере! Мы хотим быть с Твоими ангелами, с Твоими святыми. Мы хотим быть частью Твоего плана, исполнителями Твоей воли, а не воли врага.

Боже, помоги нам избавиться от всего, что еще прячется в наших душах, что противостоит Твоей любви к еврейскому народу. И помоги нам, пожалуйста, безжалостно отрезать это. Помоги нам принять Твою любовь к Твоему раз и навсегда избранному народу, абсолютную любовь и абсолютную верность, которая превосходит всё, что мы можем представить. Помоги нам понять, что даже если целое поколение евреев отвергает Тебя, Ты не отверг их как народ, и Ты готовишь великое возвращение, великую тшуву Израиля, и Ты хочешь, чтобы мы были участниками этого славного дела.

Пусть каждый из нас, уже сейчас, когда евреи не являются мишенью массовых преследований, определится с тем, на чьей стороне быть, если подобное случиться. И помоги нам, Всемогущий Царь, также определиться в отношении к нашим братьям и сестрам из многих народов, чтобы мы не были равнодушны к верующим из разных народов, разных конфессий, которые находятся сейчас под угнетением, под преследованиями, в гонениях. Чтобы наше сердце не было закрыто от их судьбы, чтобы мы молились и за евреев, и за христиан в разных странах, чтобы мы не отделяли себя от судьбы наших братьев и сестер, которые далеки от нас.

Боже, расширь наши сердца, чтобы мы могли вмещать Твою любовь и сострадание и к Израилю, и к христианам в разных странах мира. Наполни нас жаждой быть теми, кому Ты скажешь на последнем суде: «Войдите в радость Господина своего, вы помогли Мне, вы приняли Меня, вы посетили Меня, вы поддержали Меня, вы обогрели Меня». И мы спросим, когда это было. И Ты скажешь: «когда вы помогли Моим братьям меньшим, вы сделали это ради Меня». Боже, пусть так и будет с каждым из нас, и каждый из нас пусть бескомпромиссно будет следовать этому святому евангельскому выбору до конца. Аминь!

© Борис Грисенко, старший раввин КЕМО

Источник: https://youtu.be/sHI50QYAVL

Для комментирования зарегистрируйтесь через соцсети:

You have no rights to post comments



©kemokiev.org – сайт Киевской еврейской мессианской общины 2000-2019. Все материалы, размещенные на kemokiev.org, являются собственностью сайта.
При использовании материалов, упоминание КЕМО и активная ссылка на страницу публикации обязательны.
Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.